Загружается...

Ждите.
Вход для администрации:

Логин:  

Пароль:  

Главная
Страницы музея

Последние новости

Календарь событий
«Август '18»
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       







Память бессмертна (Середина Т.П.)

Память бессмертна

 

В мае 2010 года наша страна будет праздновать 65-ю годовщину Великой Победы. В городах, сёлах пройдут митинги памяти. Мы живём в селе Сущёво Костромского района Костромской области. Каждый год 9 мая жители села и окрестных деревень собираются у памятника погибшим воинам-односельчанам почтить память тех, кто не вернулся с войны и тех, кто вернулся, но не дожил до наших дней. Звучит музыка военных лет, учащиеся Сущёвской школы читают стихи. Хорошо читают. Стихи каждый год разные. Звучат речи выступающих. И люди несут цветы к памятнику. Много людей, есть и приезжие, те, кто раньше жил в Сущёве или здесь жили его родственники. Много детей, хотя никто их не заставляет и не обязывает прийти в этот день сюда, видимо, зрелищность и массовость этого события привлекает их. И какое-то особое чувство общности, причастности к чему-то очень важному, неповерхностному, глубинному. И все замирают и опускают головы, когда ведущий объявляет Минуту Молчания. И выступают слёзы на глазах не только у взрослых, но и у детей.  И только всё больнее от того, что каждый год на почётном месте ветеранов войны всё меньше и меньше людей. А на сегодняшний день из ветеранов Великой Отечественной войны в Сущёвском сельском поселении осталась одна Тамара Павловна Середина.

Родилась Тамара Павловна 31 августа 1923 года в большом селе Куниково, в котором было две церкви (староверческая и православная), молельня. Был у них свой хороший дом. В семье было трое детей. Жили трудно. Держали корову, овец. Вообще в деревне было много скота, так как были хорошие заливные луга, и особенного ухода не требовалось.

В Куникове был колхоз «Красный животновод». Крепкое хозяйство, добротные фермы, силосная башня. Занимались животноводством, выращивали табак, картофель. Дисциплина была. Председателем был Кашанин Павел Васильевич. Он был из местных, знал работу, быстро поднял колхоз на ноги. Строили с умом: скотные дворы на горке, где не затопляло. На фермах порядок, чистота, посланы полы.

Отец работал агрономом, выращивал табак, мать – простой колхозницей, дояркой, выращивала рассаду капусты. Рассада родилась отличная, хватало и на продажу. Продавали в Сущёво. Здесь земли другие были, не было хорошей рассады. Так что семья жила не плохо. Отцу, как специалисту, давали зарплату. Так что в доме было даже  постельное бельё. Другим колхозникам приходилось продавать молоко. Ходили пешком в Кострому, продавали и с этого имели деньги.

Дома в Куникове стояли рядом, даже заулков не было, огороды располагались вдалеке. Поэтому, когда случались пожары, многие дома сгорали. Был пожар в 1926 году, Тамара была ёщё маленькая, но запомнила. Особенно страшный был пожар в 1943 году летом. Старик сушил сено, да по неосторожности и подпалил. В деревне оставались одни женщины, да и те были на работе. Ничего сделать не смогли. Из 360 хозяйств осталось только 240.

С 12 лет Тамара Павловна жила в городе, училась в семилетке, затем поступила в техникум советской торговли. В техникуме, как и во многих учебных заведениях того времени, преподавали военное дело, но о войне студенты, конечно, не думали. Война, как, впрочем, любая беда, пришла неожиданно. Тамара Павловна Середина, а тогда семнадцатилетняя студентка 2 курса  Тома Качина, о войне не думала. В ночь на двадцать второе июня, будучи на практике, она с подругами проводила ревизию в магазине № 9, что находился на улице Козуева. Проработав до трёх часов ночи, она пошла спать и не слышала правительственного сообщения по радио, и о том, что началась война, узнала последней. Узнала – и сразу же решила отправиться на фронт. Но в военкомате, взглянув на маленькую, худенькую Тому, отправили домой: подрасти, мол, сначала. Военком ругался, дескать, куда такие солдаты нужны. И, конечно, был прав: при росте 1,5метра, весе  45кг и 33 размере обуви  девушка выглядела подростком. На трудовой фонт копать окопы вокруг Ленинграда Тамару тоже не взяли. Побоялись, что не выдержит, здоровья она была не богатырского.

 Однако скоро её руки пригодились здесь. В 3км от Шунги по берегу Волги начали копать противотанковые рвы: немцы всё наступали и как далеко они зайдут, никто не знал. Так в октябре 1941 году вместе с другими молодыми людьми (около ста человек) Тамара отправилась на трудовой фронт. Шли пешком от Куникова до Шунги. С собой несли нехитрые свои пожитки да продукты, которые выписал им колхоз: мясо, картошку, капусту. В Шунге их развели по квартирам. Там, в отличие от Куникова, уже было электричество, но очень плохо было с дровами. Поэтому спали на полу в неотапливаемом помещении прямо в том, что было на себе. Ходили на работу каждый день пешком за 3 км.

«А зима тогда была суровая, - вспоминает Тамара Павловна. - Мороз доходил до 41 градуса. А нам всё нипочём. Молодые были. Наработаемся, запаримся – почерпнём в Волге воды из проруби, попьём и дальше рыть. Потом болели, конечно, но на работу каждый день выходили. Если было очень холодно, под одежду, в обувь газеты подкладывали, оборачивались – одёжка-то не ахти была. Раз ходили с девчонками в баню домой в Куниково, по дороге встретился отец. А мы обморозились сильно. Он помогал нам растирать щёки, руки. А на другой день возвращались. Строго было. А хозяин и на квартиру не пустил. Пошли к соседям, сказали, что идти некуда.  Там нас пожалели, оставили, велели на палати забираться. А там тепло! Так и жили до 20 января в этом доме. Ребят, которые с нами были, в армию забрали, а девушек в январе отпустили».

В марте вышло постановление о призыве в армию девушек со средним образованием. 30 марта 1942 года Тамару вызвали в райком комсомола и уже 10 апреля 1942 года призвали на военную службу. Попала она в войска ПВО, службу военного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) по Костроме и Ярославской области (Костромской области тогда не было). Кроме Костромской  были сформированы Ивановская, Ростовская, Даниловская роты. Из Костромы выехали на место службы 100 девушек. Люди они были грамотные. Среди них были учителя, бухгалтеры. Но таких молоденьких, как Тамара, было не более пяти.

Полтора месяца провела в «учебке». Выдали военную форму. Худенькая девушка едва дотягивала до 44 размера, а формы меньше 48 размера просто в наличии не было. Та же история с обувью. Хорошо ещё, что родительский дом был ещё недалеко. Форму мама подладила под её фигуру, а сапоги чуть позднее шили по заказу.

В конце мая из-под Харькова пришла похоронка на старшего брата Качина Г.П.. Но Тамару уже отправили на наблюдательный пост возле д. Песочное. Главной задачей было наблюдение за самолётами, своими и чужими. Скоро девчата с первого взгляда научились вычислять их скорость, высоту полёта и курс, марку самолёта, с грузом или нет он летит. Поначалу на этих постах (по 5 человек на пост) были задействованы мужчины в возрасте 40-45 лет, но потом стали привлекаться девушки, как более внимательные, дисциплинированные, обязательные. Следить надо было очень бдительно, спрос был строгий.

Был случай, когда во время одного из таких дежурств они с подругой обнаружили немецкий самолёт. Он летел очень низко (метров 500) и как-то бесшумно. Это было похоже на разведку. Девушки немедленно сообщили об этом, но им не поверили, отругали, посоветовали проспаться. Откуда тут немецкий самолёт! (В то время фашистов уже отогнали от Москвы). Но позднее, после того, как и на других наблюдательных пунктах самолёт был замечен, девушек похвалили.

Кроме этих наблюдений приходилось заниматься и на стрельбище, были занятия и по уставу, как на любой военной службе. И служба шла своим чередом, но иногда волной накатывала тоска. И тогда бесстрашные бойцы накрывались одеялами и тихо плакали. Плакали по дому и маме, по красивым причёскам и нарядам, по ребятам и танцам, но никогда не пытались оставить свою службу.

Позднее стали проводиться занятия по радиоделу. Учили азбуку Морзе. В 1943 году Тамару отправили в Ярославль на курсы радистов, а потом на новый пост близ деревни Борщино. Тогда-то и прошла война совсем рядышком. В 1943 году немцы дважды бомбили Ярославль. Первую бомбёжку Тома видела издалека, из Борщино. Но далёкое глухое уханье взрывов и следы трассирующих пуль остались в её памяти навсегда. Повезло Тамаре и во второй раз. Город начали бомбить как раз в тот момент, когда девушки выехали за его пределы.

По мере передвижения фронта формирование, в котором служила Тома, было переброшено в Рыбинск. Служить там было очень трудно. Два месяца спали в неотапливаемом сарае.

« Не думала, - вспоминает Тамара Павловна, - что так можно. И сапоги к тому времени у меня износились, протёрлась подошва, отдала сапожнику, их потеряли, вернули другие, с заплатами. Потом уж старшина нашёл сапоги новые, но 37-го размера. Однажды в 6 часов утра попросили постоять на посту до завтрака… И завтрак прошёл и обед – не снимают с поста. Под вечер спохватились. Забыли про меня.

Разные случаи были. Дважды на губу попадала. Один раз подружку в кино отпустила - 5 суток отсидела. Другой раз какой-то подвыпивший начальник решил покуражиться по связи. Несколько раз на запрос «Как слышите?» ответила, что слышу хорошо, потом поняла, что потешается, ну и послала его… Сразу всё услышал и приказал: «Сменить радиста!». Вот и ещё 5 суток.

Бывало и страшно, когда шальная пуля мимо уха пролетала. Время-то военное. Люди все вооружённые. Даже по нужде сходить и то проблема. Дозорный не очень-то разбирается, кто там в кустах шуршит…

Но никогда и нигде я потом не встречала такой дружбы и взаимовыручки. Уважали нас девчонок и жалели очень».

8 мая 1945 года Тамара заступила на очередное дежурство. И вновь, как в первый день войны, отработав до трёх часов ночи, она легла спать. Но уже через два часа подруги разбудили её громкими криками: «Томка, вставай, война кончилась!» Эту счастливую новость девчонки-радистки узнали едва и не самыми первыми.

Домой вернулась лишь в июле, отслужив 3 года 4 месяца в звании ефрейтора. Вот тогда и сбылась самая заветная мечта Тамары Качиной – выспаться.

 

Из наград Тамара Павловна имеет Орден Отечественной войны II степени и медаль «За Победу», не считая многочисленных юбилейных медалей.

Сразу после войны она поступает в торгово-кооперативный техникум на бухгалтера, чтоб получить среднее образование. А в 1948 году пришлось вернуться домой, помогать родителям.

Вернувшись в родное Куниково, стала работать завклубом и библиотекарем. Клуб и библиотека располагались в доме раскулаченного до войны. Деревня возвращалась к мирной жизни, поэтому жили дружно, весело. Была задорная комсомольская организация. Их руками был оборудован, отремонтирован клуб, сделана сцена, сшит занавес. Организовали драмкружок, ставили спектакли и выступали с концертами. И концерты эти очень любили жители. Клуб набивался битком. И поющих было очень много.

В 1950 году Тамара Павловна вышла замуж. С этого же года заговорили о переселении Куникова в Сущёво в связи с тем, что в результате строительства дамбы, места эти попадали в зону затопления. Приезжали из города, осматривали дома, оценивали. Сразу давали компенсацию на строительство нового дома. Свёкру за каменный дом дали 20 тысяч рублей.  (Для сравнения: буханка хлеба стоила 3 рубля, зарплата библиотекаря – 360 рублей). Но молодым семьям, что жили с родителями, не давали ничего. Пришлось строиться только на зарплату.

Переезжали неохотно. Хоть и грязная было деревня от постоянных весенних разливов и от дороги вдалеке, но с насиженных мест трогаться не хотелось. Да и деревня была крепкая, дома добротные. Церковь была хорошая, каменная, ничего не смогли с ней сделать, не разбиралась. Даже старики не помнили, когда она там появилась. Не менее 200 лет ей было. В итоге взорвали, осталась только груда щебня.

Переехав в Сущёво в 1954 году, Тамара Павловна стала снова работать в библиотеке. Клуб и библиотека так же как и в Куникове располагались в кулацком доме, но дом был ветхий, странно вообще, что его хозяева были раскулачены. В библиотеке окна были разбиты, постоянные сквозняки. Материальной помощи ждать было неоткуда, приходилось всё делать самой. Помогали комсомольцы. Вместе ремонтировали помещение. Чтоб вечером посидеть, нужны были керосиновые лампы, их собирали по деревне. Чтоб открыть библиотеку, пришлось собирать книги у населения, так как нужен был фонд в 1000 экземпляров, а свои книги она уже все отдала.

После того, как ушла из библиотеки (плохая была дисциплина, несколько раз замки оказались сорваны), Тамара Павловна некоторое время работала счетоводом и буфетчицей в школе, но затем стала работать по специальности бухгалтером. С 1978 года пенсионер.

Тамара Павловна живёт с семьёй одного из своих сыновей. Всего у неё трое детей, 6 внуков, 3 правнуков. Все её очень уважают и любят. В её доме всегда много детей.

На вопрос, не знает ли она, откуда пошло название её родной деревни, как в такой глуши вообще начали жить люди, Тамара Павловна отвечала: «По одной версии, деревню их вначале назвали Куликово, но у первого жителя была проблема с произношением буквы «л», вот и получилось Куниково. А ещё говорили, что места эти принадлежали монастырю и земли не облагались налогом, потому и начали селиться люди бедные. Но, скорее всего, селились там бедные, так как места были глухие, добираться через речку плохо и никто их тут не трогал. А жили люди дружно. Никто никогда чужого не брал. Даже замуж старались выходить только за куниковских. Поэтому, когда из этих мест переселяли, лишь немногие люди  уехали в город, большая же часть переселилась в Сущёво, образовав там улицы Жашковская, Поселковая, Молочная, Зелёная, пер. Колхозный.  Так и образовалось современное Сущёво из слияния трёх деревень: Деревеньки, Сущёво и Молоково и куниковских переселенцев».

 


Встреча состоялась 11 октября 2009 года

Материал собран  поисковой группой 5 класса МОУ Сущёвской средней школы Костромского муниципального района

Классный руководитель Кириллова Татьяна Михайловна