Загружается...

Ждите.
Вход для администрации:

Логин:  

Пароль:  

Главная
Страницы музея

Последние новости

Календарь событий
«Октябрь '18»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       







Ветераны ещё в строю (Гаврилова Л.П.)

 

Ветераны ещё в строю

 

Как бы много за плечами не осталось,

 а впереди была целая война.

К.Симонов

 

    Историю не перепишешь заново! Исторический путь нашей страны был труден, полон драматизма, напряженного труда, но великих побед и достижений. Мы должны знать имена людей, с которыми связаны священные страницы жизни нашей страны.

    В нашем селе остался единственный ветеран - участница Великой Отечественной войны - Гаврилова Лидия Петровна. Ей сейчас 89 лет, но она бодра духом и телом, жизнерадостная, не любит сидеть сложа руки, не знает покоя. А ведь за ее плечами годы суровой войны. Все страдания и беды, что выпали на долю нашей страны, она испытала сполна.

    А испытывать на прочность Лидию Петровну жизнь начала задолго до войны. Родилась Лидочка  Гурьянова (девичья фамилия) в большой семье, состоящей из 6 человек, 16 февраля 1921 года. Семья считалась зажиточной. Крестьяне-единоличники работали с утра до ночи. В доме был достаток. На подворье мычали коровы, блеяли овцы. Из сарая доносилось ржание лошади, а по двору сновали куры. Мир и счастье царили в их доме до той поры, пока не умерла мать.

     Две старшие сестры к тому времени были замужем. Отец недолго продержался. Трудно стало управляться с хозяйством, и вскорости в доме появился новый человек – мачеха. Но беда была в другом: прожив в семье немного, она вернулась в родные места. Вслед за ней покинул семью и отец.

     - Нелегко, наверное, ей, горожанке, было привыкнуть к нашей сельской жизни,- как бы оправдывая ее поступок, вспоминает Лидия Петровна.

    - Но как мог отец оставить нас, до сих пор не понимаю.

    В доме без хозяйки пусто. По совету соседей и знакомых старший брат Иван срочно женился. А вскорости начали образовываться колхозы. Подали заявление в колхоз и Иван с молодой женой. Увели на колхозный двор корову, лошадь. Лида, которой к тому времени исполнилось четырнадцать, устроилась нянькой в детский сад. Так они и жили. Иван с семьей и Лида при них.

   - Трудно мне было первое время, непривычно. Бездельницей никогда не была. Но одно дело за скотиной ходить, другое – деток чужих нянчить.

   В садике, помимо Лидии, было еще несколько ее сверстниц. У каждой на попечении по четыре ребенка. Принесут им родители своих чад, и девочки, приняв их, укачивали: «Не дай Бог, недоспят, изревутся».   Затем завтрак, обед, ужин. А вечером чистых веселых малышей возвращали родителям. Заметил как-то председатель ее. Показалась бойкой да смышленой. Решил: пускай на счетовода.

    Выучилась на счетовода, но проработала немного. В конторе тогда одни мужики сидели, а она их стеснялась. Уговорила председателя отпустить ее в полеводческую бригаду. Нарадоваться не могла своему счастью, хотя технику у полеводов заменяли лошади да женские руки.  

     - Всем звеном копали лунки под рассаду. Затем кто постарше раскладывали ее, а мы, молодежь, присыпали и поливали. С поливом у нее связаны особые воспоминания. Два гектара земли поливали вручную. Ведра тяжелые, руки болят, а они обходили свой участок по два-три раза в день.  За добросовестный труд в 18 лет была назначена звеньевой в бригаде.

     - Война нас застала на трудовом фронте. Мы с односельчанами строили дорогу Кострома – Ярославль. Дробили камни, а затем щебнем посыпали будущую дорогу. Жили в деревне Уварово.

     Однажды под утро закружили в небе самолеты, но они не придали этому особого значения. Привыкли к учебным тревогам за последнее время. Выйдя на работу, услышали страшное слово «война». Всех в этот день отпустили по домам. Вернулась в родное село и Лидия с подругами.

    - Когда мы приехали домой, то увидели, что у нас село было всё заполнено народом и слезами.

     У здания правления шел митинг. Представители власти призывали народ к бдительности, ударному труду и дисциплине. В тот же день почти все мужчины получили повестки в военкомат для переподготовки и отправки на фронт.

     На плечи женщин легло бремя сельскохозяйственных работ. Они трудились «за себя и за того парня». Нехватка рук ощущалась буквально во всем, тем более что женщин продолжали вывозить на трудовой фронт – на рытье окопов, траншей. В селе к тому времени оставались лишь те, кто был с детьми, да малолетки. 

   - Против немецкого фашизма встал  весь советский народ. И мы, девушки, не остались в стороне. Была я за Ростовом, потом  послали строить аэродром   в Костроме. И всё нас объединяло, молодость крепила и держала!

  - Тринадцатого июня сорок третьего года мне не забыть никогда. В этот день нам с Машей Климановой были вручены повестки из военкомата.

    Они ожидали этого момента, но когда он пришел, что-то вдруг оборвалось в груди. Как-то там будет? Вернутся ли в родные места?

    Приехали девушки на сборный пункт в Ярославль. Выдали им обмундирование и направили в зенитную часть, базировавшуюся в  Рыбинске.  Из  Рыбинска опять перебросили  в Ярославль.

   - Стояли  долго в Ярославле, отбивались каждую ночь, постоянно были налёты. Все бараки погорели перед нами, а мы остались как на блюдечке, если бы мы вот тут не стояли (показывает) нас бы сейчас не было. В 1943 году было очень тяжело, стали отступать, когда подошли немцы к Москве.  Нашу часть сдвинули и переправили в Белосток.  В Белостоке мы немного постояли, затем нас отправили в Гродно.  В  Гродно стояли в двух местах. А из Гродно обратно в Белосток отправили.

  - Я была в зенитной части разведчицей, наблюдала за самолётами. Стояла  на посту и оповещала. Однажды  в Ярославле стояла на охране железного моста, прямо на берегу Волги, где налёты были почти каждую ночь, это было в 1943 году. У немцев была задача бомбить стратегические  пункты: заводы, мосты, фабрики и т.п. Тот пункт, который они  разбомбили, нас посылали   убирать: обломки зданий, восстанавливали мосты, разбирали завалы. Помню в Ярославле последним  бомбили резиновый завод, тогда  разбили все бараки, дома, не оставили ничего.

    - Еще случай был. Всё командование, куда - то уехало (мы стояли в Гродно в это время).  Немецкий  истребитель осматривал  обстановку. На посту была я. И я не прозевала его, сразу объявила тревогу. По моей тревоге тут же все поднялись, начали стрелять и самолёт этот сбили. Нам за это дали две недели домашнего отпуска, но мы на него не попали. Передвигаться в то время было сложно и страшно. Мы немного отдохнули прямо возле части, сходили в кино и там сфотографировались.

 

    - А однажды пошли с подружкой Ефимовой фотографироваться. А  денег нам мало выделяли, но мы решили истратиться, сфотографироваться на память. Вдруг нам навстречу идет младший сержант 8 батареи Иванов:

   - Вы куда?

  - Фотографироваться.

  - А обратно как пойдете?

  - Не знаем, как-нибудь.

  - Проводил он нас туда и обратно, заодно сфотографировался с нами. Мы глупые и не подумали о том времени, что самолеты летают, стреляют, на любого лазутчика  могли бы нарваться…

     Вот такая и началась жизнь на колесах:  Барановичи, Белосток, Гродно – названия городов менялись в зависимости от действий нашей армии.

  - Самыми страшными были дни переездов. Едва в небе появлялись вражеские самолеты, эшелон останавливали, и зенитчицы, надев каски, бежали к орудию.

    Если налет был сильным, то приказывали покинуть эшелон и прятаться в укрытиях. Выпрыгнув из вагонов и отбежав предварительно на безопасное расстояние, они  ложились на землю. Вокруг рвались бомбы, свистели осколки. У всех было желание выжить и дожить до Победы.

   - Большинство со мной воевали девушки Ленинградские, а ребята со всей страны. Нас было 10 девушек. Одни  стояли у телефона, другие на разведке,  радисты были. Мне было тогда 22 года, ранений у меня не было. Я была старший разведчик – ефрейтор.

  - Были на войне и курьезы и неприятные случаи. Как-то решил командир проверить нас на внимательность. Ходили в часть по одной дороге, был пароль. А он решил перелезть через овраг. Я смотрю, кто-то в кустах шевелится, крикнула старшине: «Стреляй по ногам - чужой!» Он выстрелил. А из кустов: «Не стреляйте, я свой!» Я ему: «Свои через пост ходят, а чужие лазают  где попало!» Вот такая проверка.

    Вести о Великой Победе Лидия Петровна встретила на боевом посту в Гродно.

  - На посту я должна была стоять до 12 часов ночи, сменить меня хотела Валя Воронцова. Вдруг подходит к нам командир и говорит: «Не волнуйтесь девушки, война закончилась. Сейчас будет Парад». Мы обнялись, заплакали, побежали к девчонкам с долгожданным известием. Столько было слез, рыданий! Приказ был выстрелить все до одного патрона! Помню   ярко-огненное небо.

  - А на утро снова неожиданность: ребят отправили на Дальний Восток на войну с Японией, старшее поколение демобилизовали домой. Остались мы одни. Вокруг никого, ничего. На нас напали поляки. Кому-то удалось по коммутатору сообщить о нападении и нас спасли. Приехали  из соседней части шоферы и отбили нас.

 - Затем приехало начальство, стали нас отправлять домой. На войне больше всего давали овсяную кашу, горох, хлеба. Когда война- то кончилась, можно сказать ничего не ели, только и ждали когда домой поедем! Спали плохо: на тёс положили шинель и всё. А иногда спать вообще некогда было, спали прямо в  касках.

 -  Нас привезли в Ярославль по железной дороге и там выделили специальный вагон. Провожал нас старшина Ельсиков. И мы вот так сели в вагон, попрощались, а потом нас привезли в Кострому. Там нас встретили с музыкой. Меня довезли до самой Самети.

 - В Ярославле встретила односельчанина Малинина Симу, он первым добрался до дома и объявил, что я еду.  В  Ярославле у нас еще митинг был, поэтому я задержалась. Дома ждали. Сначала к сестре зашла, а потом пошла домой.

  - Вот приехала домой. А дома тоже несладко было. Жила со снохой и двумя племянниками. Ждали с войны брата, но не дождались. Не вернулся Иван в родные места. Вот когда откликнулась его скоропалительная свадьба. Нашел он судьбу на чужой стороне.

   Недолго  после известия об этом пожила в их доме его супруга. Забрав детей, вернулась к родителям.

 - Не одобряла я поступок брата, но поделать ничего не могла. Видно, уж так судьбе угодно повернуть было.

  Лидия Петровна вновь вернулась к своей любимой работе в полеводстве. Много лет прошло с той поры, но она никогда не забывает тех, с кем пришлось идти по фронтовым дорогам. Часто залетает и к ней в дом радость – письма от боевых подруг.

  - Были девчонки у меня в гостях в Самети, и я к ним ездила, навещала. Вот что-то в прошлом году подружка не приехала, но мы с ней перезваниваемся. Фронтовая дружба – самая крепкая.

   Каждый год Лидия Петровна выступает на митингах в честь Великой Победы советского народа над фашистской Германией. Мы приглашаем ее на беседы с учениками школы, сами посещаем ветерана на дому, она никогда не отказывает, всегда рада встрече с молодежью. Много Лидия Петровна рассказала о той войне, тяжело даются воспоминания ветерану, слезы непроизвольно  стекают ручейками по морщинистым щекам. Наши встречи заканчиваются всегда одной фразой: «Какие вы счастливые, что не увидели ни одной войны. И дай вам Бог -  никогда не повстречаться с ними».



Работу выполнила:

Кулагина Екатерина, 14 лет

член дружины «Ритм»

детской общественной организации «Поколение»

Костромского муниципального района

на базе  Саметской основной  общеобразовательной школы

 

Руководитель:

педагог – организатор Саметской

основной общеобразовательной  школы

 Смирнова Е.А.